Альберт Эйнштейн


Эйнштейн Альберт (1879-1955), физик-теоретик, один из основателей современной физики.
 

Северная война


Северную войну (1700-1721) Россия вела в союзе с Данией, Саксонией и Речью Посполитой (Польшей) против Швеции.

Франкское государство


Франкское государство было одним из крупнейших в раннесредневековой Европе.
 

История Киева


Первые поселения на территории современного Киева возникли от 15 до 20 тысяч лет тому назад.
 


Ошибки и просчеты в военной политике
Страница 2

Материалы » Политический портрет Иосифа Сталина » Ошибки и просчеты в военной политике

В первый день войны большого шока у Сталина не было. Была заметная растерянность, злоба на всех – его так жестоко обманули, тревога перед неизвестностью. Парализующий шок поразит Сталина лишь через 4-5 дней, когда он, наконец, убедился, что нашествие несёт смертельную угрозу не только Отечеству, но и ему, "мудрому и непобедимому вождю". Сталин ещё не знал, что на фронтах в первые дни войны царили полная неразбериха, а порой и хаос. Но высшее и фронтовое руководство, ошеломлённое непредвиденным развитием событий, вносило своими не адекватными обстановке действиями еще больше путаницы.

Бесконечные перемещения, отсутствие гибкого взаимодействия, утрата управления соединениями и объединениями, незнание истинной обстановки лишь усугубляли и без того крайне тяжелое положение войск. Расплата за то, что в предвоенные годы армия была обезглавлена, оказалась жестокой. Одного жертвенного мужества и стойкости советских солдат, щедро поливших своей кровью отданные врагу земли, было недостаточно.

Довоенные просчеты, нераспорядительность, боязнь провокаций, слабая подготовка многих вновь выдвинутых командиров и командующих сделали армию и оборону рыхлой, трудно управляемой, быстро теряющей веру в себя. Газеты писали о героизме пограничников, о подвигах лётчиков и танкистов, о том, что страна поднимается на отпор врагу . всё это было так. Но на фронте, и это уже нельзя было скрыть от народа, надвигалась катастрофа. Сталин нервничал, требовал, кого-то вызывал, а временами уединялся на даче или в кабинете и часами не давал о себе знать. Нарком Тимощенко, назначенный одновременно и главой Ставки, чувствовал себя крайне неуютно в этой должности. Окружающие понимали, что фактическое главенство и полнота власти всё равно остаётся за Сталиным. А он вёл себя как-то непривычно импульсивно. Все видели его подавленность, крайнюю угнетённость. Состояние Сталина в определённой мере передалось и руководству Генштаба. В результате в первые три-четыре дня не была по-настоящему оценена складывающаяся обстановка, лишь 25-26 июня во весь голос заговорили об обороне, о подготовке оборонительных рубежей, выдвижении резервов.

Ставка в ряде случаев направляла в войска директивы, которые можно расценить лишь как жесты отчаяния, незнания обстановки, стремления хоть как-то и хоть где-то добиться частного успеха. А народ ждал выступления Сталина. В него по-прежнему верили. С ним связывали надежды. Возможно, именно это помогло Сталину освободиться от психологического шока.

Председатель ГКО решил выступить по радио с обращением к стране лишь 3 июля! При той огромной вере в Сталина его речь сыграла большую мобилизующую роль, как бы дала простые ответы на вопросы, которыми мучился народ. Лишь немногие тогда были способны смотреть глубже и видеть: катастрофическое начало – результат единовластия Сталина. Бесчисленные жертвы – следствие просчётов "непогрешимого". Величайший парадокс: Сталин совершил много ошибок и тяжелых преступлений, но благодаря созданной им системе они фантастическим образом трансформировались в сознании людей в великие деяния. Главный виновник катастрофического начала войны, тем не менее, продолжал олицетворять надежды народа. "Работала" вера. Потомкам остаётся лишь изумляться, сколь огромным было величие духа советского народа, нашедшего в себе силы после катастрофы первых недель войны выстоять и победить. Но ценой миллионных жертв. "Величие" Сталина всегда базировалось на жертвах. Многих жертвах. Неисчислимых жертвах. В июле и августе Сталин сосредоточил в своих руках всю полноту государственной, партийной и военной власти. 10 июля Ставка Главного Командования была преобразована в ставку Верховного Главнокомандования во главе со Сталиным.

С этого дня и до конца войны И.В. Сталин являлся Верховным Главнокомандующим. С 30 июня он возглавил Государственный Комитет Обороны, а с 19 июля и Наркомат обороны. В первый период войны Сталин работал по 16-18 часов в сутки, осунулся, стал еще более жестоким, нетерпимым, часто злым. Ежедневно ему докладывали десятки документов военного, политического, идеологического и хозяйственного характера, которые после его подписи становились приказами, директивами, постановлениями, решениями. Сосредоточение всей политической, государственной и военной власти в одних руках имело как положительное, так и отрицательное значение.

С одной стороны, в чрезвычайных условиях централизация власти позволяла с максимальной полнотой концентрировать усилия государства на решении главных задач. С другой, – абсолютное единовластие резко ослабляла самостоятельность, инициативу, творчество руководителей всех уровней. Ни одно крупное решение, акция, шаг были невозможны без одобрения первого лица. Во главе всех стоял он сам – секретарь ЦК, Председатель Совнаркома, Верховный Главнокомандующий, Председатель ГКО, Председатель Ставки, Нарком обороны. Документы он подписывал тоже по-разному: от имени ЦК, Ставки, ГКО, Наркомата обороны. Сталин всё "замкнул" на себе. Каким бы ни было наше отношение к Сталину сегодня, нельзя не признать нечеловеческого по масштабам и ответственности объема работы, которая легла на его плечи. В роли Верховного Сталин нашел себя далеко не сразу. Первые месяцы войны он нередко сбивался на самую настоящую "мелочёвку": занимался распределением мин и винтовок, давал указания направить гражданское население на рытье противотанковых рвов, просматривал проекты сообщений Информбюро. Сталин, и это нельзя отрицать, в трагической круговерти военных будней начал постепенно постигать основы стратегии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Последствие церковной реформы Никона
Но постепенно реформаторский пыл Никона стал остывать. Придворные интриги и чрезмерное самовластие привели к тому, что тщеславный Алексей Михайлович стал тяготиться патриархом. Конфликт произошел в 1658 году, после которого оскорбленный Никон отказался быть патриархом на Москве и уехал в строящийся по его проекту Ново-Иерусалимский монас ...

Современный Киев
После войны в Киеве широко развернуто жилищное строительство и за пятнадцать лет возведено несколько новых микрорайонов – Первомайского, Отрадного, Нивок. В 1960 году введен в строй третий киевский водопровод, проведена реконструкция городского фуникулера, построено метро, над Днепром перекинуто семь мостов. Сегодня Киев – крупнейший и ...

«Смутное время» и польско-шведская интервенция. Предпосылки и причины смуты
С открытием для русской колонизации обширных юго-восточных пространств среднего и нижнего Поволжья сюда устремился из центральных областей государства широкий поток крестьянского населения, стремившегося уйти от государева и помещичьего "тягла", и эта утечка рабочей силы повела к недостатку рабочих рук в центре. Чем больше ухо ...