Альберт Эйнштейн


Эйнштейн Альберт (1879-1955), физик-теоретик, один из основателей современной физики.
 

Северная война


Северную войну (1700-1721) Россия вела в союзе с Данией, Саксонией и Речью Посполитой (Польшей) против Швеции.

Франкское государство


Франкское государство было одним из крупнейших в раннесредневековой Европе.
 

История Киева


Первые поселения на территории современного Киева возникли от 15 до 20 тысяч лет тому назад.
 


Ошибки и просчеты в военной политике
Страница 2

Материалы » Политический портрет Иосифа Сталина » Ошибки и просчеты в военной политике

В первый день войны большого шока у Сталина не было. Была заметная растерянность, злоба на всех – его так жестоко обманули, тревога перед неизвестностью. Парализующий шок поразит Сталина лишь через 4-5 дней, когда он, наконец, убедился, что нашествие несёт смертельную угрозу не только Отечеству, но и ему, "мудрому и непобедимому вождю". Сталин ещё не знал, что на фронтах в первые дни войны царили полная неразбериха, а порой и хаос. Но высшее и фронтовое руководство, ошеломлённое непредвиденным развитием событий, вносило своими не адекватными обстановке действиями еще больше путаницы.

Бесконечные перемещения, отсутствие гибкого взаимодействия, утрата управления соединениями и объединениями, незнание истинной обстановки лишь усугубляли и без того крайне тяжелое положение войск. Расплата за то, что в предвоенные годы армия была обезглавлена, оказалась жестокой. Одного жертвенного мужества и стойкости советских солдат, щедро поливших своей кровью отданные врагу земли, было недостаточно.

Довоенные просчеты, нераспорядительность, боязнь провокаций, слабая подготовка многих вновь выдвинутых командиров и командующих сделали армию и оборону рыхлой, трудно управляемой, быстро теряющей веру в себя. Газеты писали о героизме пограничников, о подвигах лётчиков и танкистов, о том, что страна поднимается на отпор врагу . всё это было так. Но на фронте, и это уже нельзя было скрыть от народа, надвигалась катастрофа. Сталин нервничал, требовал, кого-то вызывал, а временами уединялся на даче или в кабинете и часами не давал о себе знать. Нарком Тимощенко, назначенный одновременно и главой Ставки, чувствовал себя крайне неуютно в этой должности. Окружающие понимали, что фактическое главенство и полнота власти всё равно остаётся за Сталиным. А он вёл себя как-то непривычно импульсивно. Все видели его подавленность, крайнюю угнетённость. Состояние Сталина в определённой мере передалось и руководству Генштаба. В результате в первые три-четыре дня не была по-настоящему оценена складывающаяся обстановка, лишь 25-26 июня во весь голос заговорили об обороне, о подготовке оборонительных рубежей, выдвижении резервов.

Ставка в ряде случаев направляла в войска директивы, которые можно расценить лишь как жесты отчаяния, незнания обстановки, стремления хоть как-то и хоть где-то добиться частного успеха. А народ ждал выступления Сталина. В него по-прежнему верили. С ним связывали надежды. Возможно, именно это помогло Сталину освободиться от психологического шока.

Председатель ГКО решил выступить по радио с обращением к стране лишь 3 июля! При той огромной вере в Сталина его речь сыграла большую мобилизующую роль, как бы дала простые ответы на вопросы, которыми мучился народ. Лишь немногие тогда были способны смотреть глубже и видеть: катастрофическое начало – результат единовластия Сталина. Бесчисленные жертвы – следствие просчётов "непогрешимого". Величайший парадокс: Сталин совершил много ошибок и тяжелых преступлений, но благодаря созданной им системе они фантастическим образом трансформировались в сознании людей в великие деяния. Главный виновник катастрофического начала войны, тем не менее, продолжал олицетворять надежды народа. "Работала" вера. Потомкам остаётся лишь изумляться, сколь огромным было величие духа советского народа, нашедшего в себе силы после катастрофы первых недель войны выстоять и победить. Но ценой миллионных жертв. "Величие" Сталина всегда базировалось на жертвах. Многих жертвах. Неисчислимых жертвах. В июле и августе Сталин сосредоточил в своих руках всю полноту государственной, партийной и военной власти. 10 июля Ставка Главного Командования была преобразована в ставку Верховного Главнокомандования во главе со Сталиным.

С этого дня и до конца войны И.В. Сталин являлся Верховным Главнокомандующим. С 30 июня он возглавил Государственный Комитет Обороны, а с 19 июля и Наркомат обороны. В первый период войны Сталин работал по 16-18 часов в сутки, осунулся, стал еще более жестоким, нетерпимым, часто злым. Ежедневно ему докладывали десятки документов военного, политического, идеологического и хозяйственного характера, которые после его подписи становились приказами, директивами, постановлениями, решениями. Сосредоточение всей политической, государственной и военной власти в одних руках имело как положительное, так и отрицательное значение.

С одной стороны, в чрезвычайных условиях централизация власти позволяла с максимальной полнотой концентрировать усилия государства на решении главных задач. С другой, – абсолютное единовластие резко ослабляла самостоятельность, инициативу, творчество руководителей всех уровней. Ни одно крупное решение, акция, шаг были невозможны без одобрения первого лица. Во главе всех стоял он сам – секретарь ЦК, Председатель Совнаркома, Верховный Главнокомандующий, Председатель ГКО, Председатель Ставки, Нарком обороны. Документы он подписывал тоже по-разному: от имени ЦК, Ставки, ГКО, Наркомата обороны. Сталин всё "замкнул" на себе. Каким бы ни было наше отношение к Сталину сегодня, нельзя не признать нечеловеческого по масштабам и ответственности объема работы, которая легла на его плечи. В роли Верховного Сталин нашел себя далеко не сразу. Первые месяцы войны он нередко сбивался на самую настоящую "мелочёвку": занимался распределением мин и винтовок, давал указания направить гражданское население на рытье противотанковых рвов, просматривал проекты сообщений Информбюро. Сталин, и это нельзя отрицать, в трагической круговерти военных будней начал постепенно постигать основы стратегии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Начало пути
Альберт Эйнштейн родился в старинном немецком городе Ульме, но через год семья переселилась в Мюнхен, где отец Альберта, Герман Эйнштейн, и дядя Якоб организовали небольшую компанию «Электротехническая фабрика Я.Эйнштейна и К°». Вначале дела компании, занимавшейся усовершенство-ванием приборов дугового освещения, электроизмерительной ап ...

Сталинские планы индустриализации
Главная задача, которая решалась, — поднять советское общество на технико-технологическую ступень, соответствующую индустриальному обществу того времени при отрицании рынка и демократии. Так называемый "ленинский план строительства социализма", сформулированный сталинским руководством, являлся, по сути, планом превращения стра ...

“...у меня нет никакой системы, я хочу только общего блага: оно составляет моё собственное”.   
Екатерина II. “…Не знав обстоятельств, каждому городу удобное положение сделать нет возможности”. Наказ Екатерины II, гл. XVII, ст. 339. Итак, если при императрице Елизавете Москва выглядела как склад нечистот, то едва ли лучше выглядел Петербург в дни вступления на престол императрицы Екатерины II: “безпокойствы проходящимъ и п ...